Микротопонимы окрестностей села Берель

blank

УДК 81.373.612:81.373.213:811.512.122

Х.-М. Ш. Илиуф, кандидат филологических наук,

Специализированная военная школа-лицей “Жас Улан” им. Ш. Уалиханова (г. Семей)

E-mail: murat_20@mail.ru

В статье приведены 133 географических названия, подавляющее большинство которых связано с окрестностями села Берель Катон-Карагайского района ВКО. Ко многим из них дан перевод на русский язык, в необходимых случаях сопровождающийся кратким объяснением значения.

133 geographical names are presented in the article, most of which related to the surroundings of the village of Berel, Katon-Karagai district, the East Kazakhstan region. To many of them is given a translation into the Russian language, in appropriate cases accompanied by a brief explanation of the values.

С 19 июня до 1 июля 2015 г. трое учащихся Специализированной школы-лицея “Жас Улан”, находясь в составе студенческого отряда Берельской археологической экспедиции, принимали участие в земельных работах на Большом кургане и близлежащих захоронениях. Руководителем группы уланов кандидатом филологических наук Илиуфом Х.Ш. в течение указанного периода осуществлялся сбор сведений, связанных с названиями географических объектов и населенных пунктов, находящихся в окрестностях села Берель.

Здешний ландшафт поражает приезжих людей своей изумительной красотой. На полянах, террасах и горных склонах произрастает множество разных видов трав и цветов. Иногда можно наблюдать неведомое для жителей равнин природное явление: над реками Бухтарма, Белая Берель и речкой Сохатушка возникает густой белый туман и, медленно поднимаясь в небо, превращается в облака. Почти каждый летний день над долиной проливается дождь, бывает и дважды. Снег в этой местности выпадает рано – в октябре и лежит до самого мая. Ночное небо кажется незнакомым, настолько ярко сияют в небесной черноте звезды и хорошо различима белая полоса Млечного пути.

Особый интерес представляет ойконим Берель – название небольшого села у подножия гор Исак и Кара-шокы. К югу от него, примерно в пяти–шести километрах, сохранился с древнейших эпох знаменитый некрополь, именуемый журналистами “Долиной царей” из-за ценных и сенсационных находок, обнаруженных археологами в раскопанных ими курганах.

blank

Вид на гору Kempir-taw и часть курганов берельского некрополя

Лежащее у слияния двух горных рек – Бухтармы и Белой Берели небольшое село на современной географической карте обозначено под исправленным названием Бериель.

blank

Горная река Бухтарма, протекающая через Берельскую долину

Местные жители объясняют происхождение топонима Берель из казахского словосочетания Bergi yel ‘Ближнее селение’, при этом они указывали на существование противоположного по смыслу названия Arğı yel ‘Дальнее селение’ – так в прежние времена именовалось селение Arşatı – Арчаты ‘Можжевельниковое’, также входящее в состав Урыльского сельского округа Катон-Карагайского района ВКО. Затерянный среди горных лесов Арчаты – самый крайний аул, за которым уже нет казахстанских поселений, только погранпост.

Название административного центра упомянутого округа, который расположен на левом берегу реки Бухтарма, – Урыль – представляет собой искажение казахского топонима Өрел [Örel]. Написание в виде Өріл [Öril] в тексте размещенного на сайте Интернета информационного материала о селе Урыль следует признать этимологически ошибочным, возникшим в результате адаптации русифицированного названия этого села. В речи всех информантов-казахов это слово звучало в виде Örel, и по их общему мнению, оно представляет собой сокращение, возникшее в результате некоторых фонетических изменений и слияния компонентов исходной синтагмы Örgi yel, букв. ‘Селение, стоящее на незначительном возвышении’ [казахск. ör ‘подъем, незначительное возвышение’].

blank

Южный Алтай. Вид с седловины, соединяющей горы Kempir-taw и Qaynar-taw

На реке Кама в прежние времена располагался городок Орел, принадлежавший предпринимателям Строгановым (Миллер Г.Ф.). Административным центром Орловской губернии был город Орел. Может быть, эти топонимы произошли от словосочетания Ör el ‘Селение на возвышенности’.

Исходя из наличия трех топонимов, в состав которых входит тюркское слово el ~ yel, можно утверждать, что в говоре местных казахов это многозначное слово употреблялось в смысле ‘поселение’, т.е. сохранило свое древнее значение. Укажем на лексико-семантические параллели в карачаево-балкарском и некоторых других тюркских языках: в них слово el в разных фонетических вариантах имеет значение ‘село’ (оно встречается, например, в названии аула в Чегемском районе Кабардино-Балкарии – El-tübü, букв. ‘Окраина поселения’).

Этимологически казахские лексемы awıl ‘аул, село’ и yel ‘население, народ; племя; страна, государство’ представляют результат звуковой дивергенции древнетюркского слова ağıl ‘ограда, огражденное место, загон для скота; стойбище’. Со временем древнетюркская лексема приобрела полисемантичный характер и стала использоваться в производных значениях ‘жилище’, ‘поселение’ и некоторых других: см. алтайск. ayıl, тувинск. aal, якутск. ıal, чувашск. yal и т.д.

Старожил и знаток истории урочища и села Берель Çelekenoff Äşök, 1929 года рождения (по рождении – azan şaqırğan’da – ему было присвоено имя Marqaba < арабск. ﻤﺮﺤﺒﺎ märhäbа, но в быту, затем в официальных документах используется ласкательное прозвище Ащёк) на вопрос “Употребляется ли слово yel для выражения понятия ‘селение, аул’?” ответил утвердительно.

Сделаем небольшой отступление от темы и упомянем еще два прозвища жителей Берели: некоего Болатбека сельчане чаще именуют Täjik – во времена Советского Союза он служил в Таджикистане, другого обитателя аула по причине его пристрастия к психотропным веществам прозвали Piyan и Närköş (от русских слов пьяный и наркоша).

В двуязычных словарях для казахского yel приводится следующая семантика: ‘племя; народ; население; страна’, но в говоре коренных жителей Катон-Карагайского района из рода каратай племени найман, как мы выяснили, сохранялось более архаичное значение ‘селение’ (ср. тюркск. el ‘народ; страна, государство’).

С точки зрения семасиологии, изменение значения слова по типу ‘место поселения’ > ‘люди, живущие в определенном месте’ закономерны. Так, например, аналогичное развитие семантики наблюдается у другого казахского слова jurt ‘место стоянки аула’ > ‘люди, общественность, публика’ (но в других тюркских языках такого смыслового перехода у лексемы yurt не произошло: см. татарск. yort ‘усадьба; двор; дом, изба, жилище; страна, родина’, азербайджанск. yurd ‘очаг, жилище, приют, дом, кров; страна, земля’). Приведем еще один примеры из монгольского и греческого языков: hoton ‘ограда; поселение, аул; город’ (первоначально ‘загон, хлев’, ср. казахск. qotan) > ‘родовая группа, возглавленная местным старейшиной’; δημος ‘земля, страна, край, область’ > ‘народ’.

blank

Южный Алтай. Долина р. Бухтарма

Интерес представляет с точки зрения диалектологии и речь коренных жителей Катон-Карагайского района. Вместо фонемы /ş/ литературного языка они нередко употребляют звук /ç/, видимо, сохранившийся как реликт древнетюркской фонетической системы. Это особенность нашла отражение в топонимах и именах: села Çındığatay (на карте – Чиндагатуй), Çıηğıstay (произносят и в виде Şäηgiştay, производя этот топоним от нарицательного şäηgiş ‘рябина’, в казахско-русском словаре: ‘калина’), озеро Çäηgen близ Чиндыгатая, гора Çaηğıraq-taw, имя Отарбаева, долгожителя и знатока истории села Берель, – Çämöy (сокращенное ласкательное от официального Çäywär, которое, в свою очередь, видимо, является адаптацией иранского Şähriwär).

Нет ничего удивительного в том, что собеседник не смог объяснить семантику, заключенную в топонимах Чиндыгатай, Чингистай и Чанген, потому что названия, оформленные аффиксом прилагательных -tay/ -tey/ ‑day/ -dey, являются монгольскими по происхождению (см. географические названия в Казахстане: Алтай, Тарбагатай, Кандыгатай, Дельбегетей, Боралдай), а Чанген не этимологизируется на основе казахской лексики. Согласно существующей этимологии, приведенной в статье исследователя топонимии Като-Карагайского района Биярова Б.Н., расположенные в 45 км от села Арчаты одноименные гора и находящееся на ее вершине озеро Şäηgen получили свои названия в честь русского путешественника П.И. Шангина (1748–1816).

Литературному слову qunuw ‘росомаха’ соответствует местная форма qunı, лексема qudır ‘кабарга’ произносится в сингармоническом варианте küdir (ср. монгольск. hüder, калмыцк. küdr ‘кабарга’, в одном из русско-казахских словарей для этого вида животных приведено описательное название – toqal buğı, букв. ‘безрогий олень’).

Вероятнее всего, к тюркскому слову qunı восходят древнерусское куна, современные русские лексемы куньи и куница. Вместо слова bükil ‘все, весь, всё’ используется диалектизм buqım. Для обозначения понятия ‘отправиться на похороны’ употребляется выражение topıraq’qa ketüw, букв. ‘уйти на землю’, ср. литературн. topıraq saluw ‘участвовать в похоронах’, в прямом значении ‘бросить землю’ [т.е. бросить три ритуальные горсти в могилу, прощаясь с покойником]. Приведем названия некоторых видов деревьев, употребляемых местными жителями: terek ‘осина’ (ср. литературн. terek ‘тополь’, его виды: aq-terek, kök-terek), bal-qarağay samırsın ‘кедр’, aq-samırsın ‘пихта’, qara-samırsın ‘ель’.

blank

Плато, представляющее собой третью террасу, в долине р. Бухтарма

С горой, возвышающейся за Бухтармой, текущей с северо-восточной стороны в “Долину царей”, связано местное этиологическое предание, в котором приводится объяснение причины возникновения названия Bitew. Эта трактовка носит довольно пикантный характер.

Так, со слов Челекенова Ащока, в прежние времена на упомянутой горе было пять-шесть домов, принадлежащих представителям подразделения самай рода каратай племени найман. Некий сын богатого человека (по другой версии, наемный работник), не отличавшийся интеллектом и сноровкой, по древнему обычаю urın baruw тайно посетил свою нареченную, но из-за отсутствия надлежащего опыта безуспешно пытался, но так и не сумел овладеть девушкой (по одной из версий, она была дочерью богатея и достигла возраста старой девы). Поведав друзьям о своей неудаче, юноша употребил в отношении своей невесты слово bitew ‘закрытый’, производное от глагола bite- ‘закрывать наглухо; забивать; заколачивать; занести (например, снегом дорогу)’.

Более вероятное предположение высказал местный житель Катчебаев Бекежан: гора названа Bitew, потому что дорога, пролегающая у ее подножия, близ села Берель упирается в реку Бухтарма. Для переправы через водную преграду когда-то использовали паром. В наши дни оба берега близ упомянутой горы соединены капитальным, прочным железобетонным мостом. Этот же собеседник рассказал о людях, впервые обнаруживших целебные свойства Рахмановских ключей: русский по имени Рахман и казах Кельгенбай отправились на охоту; кто-то из них выстрелил из ружья в марала; зверь добежал до арасана и опустил в источник минеральной воды свою раненую ногу; охотники, преследовавшие оленя, якобы увидели эту сцену.

Лексико-семантическая параллель к орониму Битеу обнаруживается в топонимии российской части Алтая, где существуют одноименные река и хребет – Бедуй (существуют варианты написания: Бидай, Будай, Будуй), в бассейне Катуни – река Бутеу-Канас, а в Тоджинском районе Тувы протекает река с похожим названием – Бедий. По мнению этимологов, алтайский гидроним и ороним образованы от прилагательного bütüw ‘закрытый, глухой’, см. однокоренной глагол bütür- ‘закупориваться, закрываться наглухо; не иметь выхода, становиться глухим’.

blank

Берельские курганы, на которых работают археологи

Рядом с горой Битеу выделяется вершина Sarı-şoqı, букв. ‘Желтый пик, желтая коническая возвышенность’. Южнее расположена гора Jaman-qul ‘Плохой раб’, получивший название по имени какого-то человека. Участок местности, ближе к Урылю, именуется Sarı-qarağay ‘Желтые сосны’. Ороним с похожим опорным словом Aq-şoqı ‘Белая коническая сопка, холм с острой вершиной’ – название возвышенности, находящейся за горой Шанырак-тау.

Если, находясь на плато, представляющем третью террасу Берельской долины, обратиться лицом к северу, то слева от вас окажутся три горы: Çaηğıraq-taw, Kempir-taw (1776 м) и Qaynar-taw (2075 м).

Первое название восходит к нарицательному слову, имеющему литературную форму şaηıraq ‘деревянный каркас купола юрты’. По мнению опрошенных лиц, вершина этой горы напоминает своим видом купол жилища номадов. На одном из участков вершины видны ямы, возникшие в результате взрывных работ, – здесь в советское время добывали горный хрусталь. На месте взрывов можно найти обломки гранита – на их поверхности видны сверкающие кристаллы.

blank

Вид на большой курган, раскопанный В.В. Радловым

Вторая гора получила свое имя в память о некой старухе (kempir), которая, по преданию, решила перебраться через горную седловину, справа от которой возвышается Кайнар-тау. Тропинка, по которой она двигалась, вела из долины Бухтармы в деревеньку Şubar-ağaş. Во время этого перехода женщина упала с лошади (если не шла пешком) и умерла.

Исходя из наличия ряда тюркских микротопонимов, образованных из существительного и глагола в прошедшем времени (с аффиксом -ğan/ -gen / ‑qan / -ken) и указывающих на какой-либо инцидент, можно предположить, что место трагического события получило название Kempir-ölgen ‘Старуха умерла’. Со временем второй компонент был замещен словом taw ‘гора’ (Kempir-ölgen taw > Kempir-taw). На Южном Алтае близ казахстанско-российской границы есть горный ручей, название которого образовано по аналогичной модели – Iyt-ölgön (Итольгон) ‘Собака умерла’.

Третья из перечисленных гор именуется Qaynar-taw ‘гора Родник’ (qaynar bulaq ‘родник, ключ [источник]’) – близ села Берель по ее крутому склону с северо-восточной части вершины стекает вниз ручей – Şoq-tal bulağı ‘Ручей близ зарослей ивы’ (şoq ‘роща’, tal ‘ива; тальник’, bulaq ‘родник; ручей’), который питается снегом и дождевой водой, а летом перестает течь. Но еще в середине июня с горы с веселым журчанием сбегал по камням горный ручей.

На север от горы Кайнар-тау лежит Bulandı-köl ‘Лосиное озеро’. С ним связана трагическая история прошлых лет, рассказанная Челекеновым А.

Известно, что в 30-х годах (по сообщению жителя с. Урыль Жайсанбаева Имангазы, в 1937 г.), когда проходила широкая кампания по коллективизации, местному населению дали указание сдать весь наличный скот. Со слов рассказчика, “красные” лишили казахов и лошадей, чтобы их обессилить. Провели “манизацию”, т.е. иммунизацию, – капали чем-то в глаза лошадей, и у животных после этого они стали гноиться (bılşıq şığadı). Затем собрали лучших коней, перестреляли их, а трупы сожгли у озера Буланды-коль. Уничтожение лошадей власти мотивировали наличием у них болезни – сап (maηqa). У озера были выставлены часовые из солдат, чтобы голодные казахи не имели доступ к горелому мясу. Помнят о хромом Мынгыбаеве Бабаше, овдовевшем молодом казахе (jesir jigit), который пытался ночью пробраться к сгоревшим тушам.

Вредоносные действия большевиков привели к тому, что среди населения начался небывалый голод. Чтобы прокормиться, сельчане стали срубать деревья, выкорчевывать пни и распахивать долину Берели. Сеяли ячмень для себя и овес для корма оставшихся лошадей. Пшеницу не выращивали, так как этому препятствовал здешний климат, холодный для этого злака.

Рассказ Челекенова А. об уничтожении лошадей заставил вспомнить услышанную в 2011 г. от жителя села Mıη-bulaq, букв. ‘Тысяча родников’, Аягузского района ВКО историю возникновения микротопонима At-atqan ‘[Место, где] расстреляли лошадей’, обозначающий небольшой участок холмистой местности. Эта история в то время показалась неправдоподобной из-за абсурдности события.

Большевики отняли у жителей села Мын-булак и его окрестностей лучших лошадей, согнали в одно место и расстреляли из огнестрельного оружия, объяснив свои действия тем, что животные якобы болеют заразной болезнью – сапом.

Сообщение об аналогичном по своему характеру случае довелось услышать во время поездки в село Преображенка Кокпектинского района ВКО в начале декабря 2017 г. Близ административного центра Улкен-Букенского сельского округа – села Большая Буконь – находится холмистая местность, известная у местного населения под названием Малиново. Рассказывали, что в это урочище пригнали и убили множество лошадей. По мнению одной из жительниц Преображенки, название Малиново могло возникнуть из-за цвета земли, пропитанной кровью погибших животных

Эти три события, произошедшие в разных местах Восточного Казахстана, позволяют правильно оценить информацию о вредительских действиях некоторых представителей советской власти, изложенную в книге Р. Конквеста “Большой террор”, к которой сам автор относится весьма скептически.

Во времена И.В. Сталина немало высокопоставленных чиновников советской власти, сторонников Л.Д. Троцкого (Лейбы Давидовича Бронштейна), были осуждены к наказанию за злостное вредительство и саботаж в разных сферах государственной хозяйственной деятельности, в том числе и за совершенное ими массовое инфицирование в Сибири лошадей, предназначенных для обеспечения нужд армии, в частности, кавалерийских частей. Эти злонамеренные действия были проявлением жестокой борьбы за власть. Троцкисты пытались скомпрометировать И.В. Сталина, подорвать доверие населения к его политике, спровоцировать людей на возмущение и восстание, на волне которых был возможен захват ими власти в нашей стране.

До революции в Берели жило около 60 семей (со слов одного из жителей, всего 6, что представляется сомнительным) переселенцев из России. Коренные обитатели живописного урочища были вытеснены в горы, на летовки-джайляу пришельцами, которые на новом месте занимались земледелием, мараловодством, продавали в Китай панты и в относительно короткое время стали довольно состоятельными. Искусно изготовленные ворота служили входом в их дворы, пешеходные дорожки во дворах и на улицах якобы были вымощены досками, в селе имелась церковь. Проживавшие в этой местности малоимущие, обездоленные казахи были вынуждены наниматься в работники к крестьянам.

Среди сельчан сохранились сведения о некоторых событиях далекого прошлого; в том числе о том, как в годы становления на Алтае советской власти по дороге к селу подошел большевистский вооруженный отряд, но не смог переправиться через Бухтарму из-за противодействия местных жителей, встретивших незваных гостей ружейными выстрелами. Тогда красноармейцы поставили на оконечности горы Битеу небольшое артиллерийское орудие, по другой, более правдоподобной версии – пулемет, и стали обстреливать село. В результате обстрела сгорел поповский дом вместе с хозяином. Сломленные превосходящей силой зажиточные крестьяне, оставив престарелых родителей в селе, ушли в сторону Кош-агача, Китая, иные добрались до Новосибирска. По другой версии, после обстрела села “красными” из пулемета богатые сожгли свои дома и бежали в Китай.

С 5 по 9 сентября 2017 г. группа членов краеведческого общества “Прииртышье” совершила поездку в Катон-Карагайский район и остановилась на базе отдыха “Ясная поляна”. Среди скал, расположенных через дорогу от зоны отдыха, можно увидеть живописный водопад, воды которого низвергаются с шумом вниз и образуют один из многочисленных ручьев, питающих Бухтарму. Русло одного из водных потоков покрывает крупная галька, в другом ручье местами встречается бентонит – голубоватая глина, используемая в качестве косметического средства.

8-го числа краеведы посетили село Урыль, где в ходе беседы со старожилами был собран материал краеведческого и топонимического характера, а также скопированы старые фотографии, связанные с жизнью села, хранящиеся у отдельных жителей. К сожалению, я узнал, что Челекенов А. скончался в прошлом году, после смерти своей жены. Жайсанбаев Имангазы привел новые факты в дополнение к рассказам жителей Берели. Проводником к указанному селу для отряда красноармейцев взяли отца нашего собеседника – Жайсанбаева Ботана. Бойцы помимо винтовок имели на вооружении два пулемета. Для того, чтобы уничтожить тех, кто попытался бы бежать из села, со стороны Кызыл-таса двигался второй отряд.

Довелось услышать, что название Урыль, присвоенное форпосту поселившимися здесь во времена Екатерины II казаками, происходит от слова урыльник, которое якобы имело значение ‘умывальник’. Но когда об этой версии рассказали одному из старожилов села, тот ответил, что слова урыльник он не знает. Обращение к лексике русского языка позволило установить следующее: перешедшее в разряд устаревших это слово бытовало в двух вариантах урыльник ~ урильник с прямым и переносными значениями ‘сосуд для мочи и испражнений; ночной горшок (первоначально уринник от латинского urina ‘моча’); умывальник (диалектное и в языке парикмахеров, цирюльников); грубо лицо, морда; рот, пасть’, но к названию села оно, конечно же, отношения не имеет. Село Урыль в доревлюционной литературе упоминается под названиями казачья станица Урыльская, казачий поселок Урулъ.

Директор сельской школы Джумагулова Амина Казьякберовна поведала об интересном факте, обнаруженном ею в архивных материалах. После разгрома Джунгарского ханства маньчжуро-китайскими войсками, территория, ранее подвластная западным монголам, вошла в состав Цинской империи. И в селе Урыль поселились китайцы, которых, видимо, привлекала добыча маральих пантов, весьма ими ценимых. Характерно, что в советское время информацию о временной принадлежности территории Горного Алтая иному государству, а не Российской империи, старались скрыть; поэтому Джумагуловой А.К. предложили убрать из текста ее исследовательской работы это политически вредное сообщение.

На вопрос о названиях гор и других участков местности нам перечислили следующие топонимы в русифицированном варианте: Кунгой (Küngey ~ Küngöy), Сартопсень (Sarı tepseη), Карадыр (Qara adır), Kундак (Qumdaq), Чашны (1-ая, 2-ая, 3-ья), Чинорак (Çaηğıraq-taw), Сартомпак (Sarı tompaq), Ключечная горка (вероятно, Qaynar bulaq-taw), горы Осиповка (по всей вероятности, гора Oysıp близ села Берель), Фадиха, Берельский луг, Бандитский лог (там прятались те, кто противостоял закону), Айдарлы-Каратас, джайляу Aq-şoqı ‘Белая вершина’ (в 25 км от Урыля).

Высокая гора, у подножия которой находится часть села Урыль, именуется Белок. Во время подъема на ее вершину люди останавливаются на поляне, которая по известной причине именуется Сральная пристань, т.е. место, где обычно справляли нужду. Другая часть села именуется Зеленый клин. Через населенный пункт протекает горная речка Урылька. В местности близ села находятся озера Şöpti-köl, букв. ‘Травянистое озеро’, Şağandama и в ущелье, в 6 км от Урыля, – озеро Тихòе.

Близ села, у подножия горы находится участок Aq-jar ‘Белый яр, обрыв’, где находится ключ, который, со слов жителя Айтказы Суюндыкова, имеет целебные свойства (в качестве подтверждения которых он привел случай исцеления своего родственника, страдавшего болезнью дыхательных путей и одолеваемого сильным кашлем).

Расположенное на другом берегу реки Бухтарма село Джамбул в прежние времена было усадьбой мараловодческого совхоза Катон-Карагайский.

Село Аршаты раньше входило в состав совхоза Kün şığıs ‘Восток’. Перевал, ведуший к селу Аршаты (в 30 км от Урыля), имеет монгольское название Kök-daba ‘Зеленый перевал’ (daba ~ daban ‘перевал’).

Вернемся к записям 2015 года. Берель неофициально делят на три части. Первая из них – Moynaq, букв. ‘Шейка’ (слово встречается в тюркской топонимике, см., например, Tüye-moynaq, букв. ‘Верблюжья шейка’, – горный массив в Аксуатском районе; Moynaq – названия нескольких сел в Казахстане; мыс на западном берегу Каспийского моря – Buynaq; горный хребет в Восточной Анатолии – Deve boynu, букв. ‘Верблюжья шея’; казахский географический термин moynaq использовался в значении ‘узкая полоса воды, суши, песков; узкая часть долины или русла реки’ < тюркск. boyun ~ moyın ‘шея’+ аффикс уменьшительности -aq ~ ‑ek).

Мойнак состоит примерно из 10 домов и отделен от остальной части селения рекой Белая Берель (казахск. Aq-bulqaq), через которую проложен мост. Основная территория называется общим именем Берель. Восточная окраина села известна как Şoşqa-toğay ‘Свиная лесистая местность’ (здесь во времена существования совхоза была свиноферма). Улица, на которой расположены дома этой окраины, называется Qara-şoqı, букв. ‘Черная остроконечная вершина’, – по названию находящейся вблизи высокой сопки (горы). Челекенов А. сообщил, что село Берель до революции именовалось Qara-şoqı.

Кроме топонимо в Sarı-şoqı, Qara-şoqı, Aq-şoqı, одним из информантов было упомянуто еще одно название, включающее компонент şoqı, – гора Salqın-şoqı ‘Прохладная вершина’, локализуемая за горой Кайнар-тау близ джайляу Шабанбай (в казахской топонимии встречаются похожие названия: Salqın-taw ‘гора Прохлада’, Salqın-töbe ‘холм Прохлада’).

blank

Излучина р. Бухтарма в берельской долине

За Битеу располагаются другие горы: Sarı-tepseη и Qumdaq. Значение тюркского слова sarı общеизвестно – ‘желтый; соловый’. По мнению Челекенова А., слово tepseη значит ‘место, где зимой лошади легко могут добыть себе корм, разгребая копытами снег’. По всей вероятности, собеседник сопоставил этот термин с бытующим в казахской лексике существительным tebin со значением ‘тебенёвка; зимнее пастбище, на котором скот (обычно лошади) добывает корм из-под снега (расчищая землю копытами передних ног)’, ср. глагол tebin- ‘бить копытами (о лошади)’ < tep- ‘пнуть, пинать; лягать, лягнуть (о лошади)’.

Согласно Краткому списку казахских географических терминов, tepseη используется в значении ‘пологий склон невысокой возвышенности’: в холмистой степи и горной местности на склонах возвышенностей снега лежит меньше, чем скапливается в низинах и впадинах, поэтому он доступен для скота. Существует иная интерпретация, согласно которой tepseη – ровная местность; равнинное пастбище (tepseη jer – ровное место, ср. тувинск. depseη ~ despeη ‘ровная, слегка всхолмленная местность’, алтайск. tepseη ‘котловина небольших размеров на склонах гор и вершинах’).

За горой Битеу раскинулась равнина (jazıq), именуемая Qara-moyıl ‘Черная черемуха’, на которой располагалась одноименная летовка-jäyläw. К настоящему времени указанная местность поросла лесом.

В основе производной лексемы qumdaq ‘песчаная местность’ лежит слово qum ‘песок’ (ср. tastaq ‘местность с преобладанием щебня, каменистое место’ < tas ‘камень’). Челекенов А. название горы Qumdaq возводит к апеллятиву qundaq ‘пеленки, совокупность детских принадлежностей’ и для ясности приводит тематически близкое слово besik ‘колыбель, люлька’.

Между Кумдак и Кара-шокы в Берельскую долину текут холодные воды Бухтармы, и по дороге, пролегающей вдоль речного русла, можно добраться до села Арчаты. Вдали виднеется Bay-gerey – гора, получившее название от мужского имени Бай-керей.

Слева от сопки Qara-şoqı высится названная по имени одного из жителей села гора Iysaq, у подножия которой лежит бóльшая часть села. Верх этой горы именуется Iysaq’tıη töbesi ‘Вершина [горы] Исак’. За горой Исак находится участок местности, именуемый Sarı-tompaq ‘Желтый выпуклый’.

Старожил села Челекенов А. родился на джайляу Qulağan jar-jurt ‘Место стоянки аула у рухнувшего яра (обрыва)’, повитухой (kindik-şeşe) была жена Белоусова Родиона. Его отец, будучи наемным рабочим, доставлял маральи рога-панты для продажи в Китай. При этом такие люди отправлялись в путь скрытно, ночью, боясь разбойников.

Челекенов А. рассказал, что по настоянию детей однажды переезжал на местожительство в Усть-Каменогорск, но не захотел там жить и вернулся из областного центра в родное село. Он имеет 11 детей: семерых сыновей и четырех дочерей. Несмотря на преклонный возраст, Челекенов А. со своей супругой выглядят бодрыми и деятельными, занимаются личным подсобным хозяйством. Добротный дом, в котором он живет, расположен на улице Кара-шокы и был построен на средства бывшего совхоза.

Собеседник привел следующие названия джайляу, расположенных в сторону Рахмановских ключей: уже упомянутая Qulağan jar-jurt, Äliybek-jäyläw ‘Летовка Али-бека’, Tas-jurt ‘Каменная стоянка’, Tüye-moynaq ‘Верблюжья шейка’ (о значении географического термина moynaq было сказано выше). Tör-jäyläw ‘Верхняя летовка’ (tör ‘почетное, высокое место в жилище; верхняя часть горной долины’) находится за селом Аршаты (Аршалы). Далее он перечислил урочища Qara-saz ‘Черное болотисто-луговая местность’ (saz ‘глинистая почва; болотная топь; мокрые луга у выхода грунтовых вод’), Sarı-saz ‘Желтые влажные луга’, Jalpaq-tas ‘Плоский камень’.

Челекенов А. сопоставил несколько русских и казахских гидронимов-эквивалентов: родник Голачиха – Qıyın-bulaq ‘Трудный ручей’; родник Козлушка – Balıq-bulaq ‘Рыбий ручей’ (по словам информанта, русское название произошло от нарицательного козлы – так назывался станок с вертикальной двуручной пилой, с помощью которой распиливали стволы деревьев на доски); родник Крутоярка – Aq-bulaq ‘Белый родник’; информант не смог привести казахского соответствия для названия родника Петрушка, вливающегося в реку Белая Берель; впадающая в Бухтарму речка Колмачиха (на топографических картах написано в вариантах Колмочиха и Калмачиха, от тюркск. qalmaq ‘алтаец; джунгар’) – Oysıp (искаженное имя Осип < Иосиф); в свою очередь в Колмачиху вливается речка Фома (казахская фонетическая адаптация – Poma), берущая начало из родника; река Белая Берель – Aq-bulqaq ‘Белая бурливая’; в нее впадает речка Язовка (название по рыбе породы язь), связанная с озером Язовое (Qara-köl ‘Черное озеро’), – эта речка и аул Язовка из 3–4 домов называются Qara-ayrıq ‘Черная развилка; черный водораздел’; Челекенов А. не знал казахских названий речек Большая и Малая Черные Берели, но предположил, что Черная Берель могла носить название Qara-köl suwı ‘Река, вытекающая из Черного озера’.

Близ озера Кара-коль есть родник Altın-bulaq ‘Золотой родник’. Рядом с озером Kök-köl ‘Голубое озеро’, лежащего близ горы Белуха, во время Великой Отечественной войны разрабатывался рудник вольфрама. Одна из гор на территории российского Горного Алтая была названа говорящим именем Молибден.

Судя по характеру предметов, найденных в захоронениях, относящихся к разным эпохам, плато воспринималось древним населением этих мест сакральной территорией, служащей для погребения знати. Оно представляет собой ровную площадку, образованную уступом, идущим от склона горы Кемпир-тау и отчасти Кайнар-тау. Плато возвышается над двумя террасами, пролегающими параллельно руслу Бухтармы.

Житель села Джамбул Сейтмухаммет (Seydimbet), 1953 года рождения (из подразделения bökö ответвления samay рода qaratay племени nayman), пояснил, что раньше на плато росли деревья. Их срезали, пни выкорчевали и территорию использовали под посевы. Увидев идущего по дороге из села Берель в сторону археологического лагеря незнакомого человека, он дважды останавливал свой трактор, чтобы подвезти его и объяснил свой поступок народной поговоркой Qara jol’da jolawşı’nı tastama ‘Не бросай на проселочной дороге путника’.

Река Белая Берель (казахск. Aq-bulqaq) течет с северо-запада. Из долины в той стороне видна вдали гора Jalğız-taw ‘Одинокая гора’. Как уже было сказано, эта река близ деревни Берель сливается с Бухтармой.

Уроженка этого селения Марфуга Турымова, 1971 года рождения, исполнявшая обязанности повара на базе археологической экспедиции, объясняет происхождение гидронима следующим образом: Aq-bulqaq весной становится белой от ила, который появляется, когда река омывает основания некоторых гор, и его течение бывает бурным – bulqınıp ağadı asaw özen ‘бурно, порываясь, быстро неся свои воды, течет дикая речка’.

На другой день после разговора с ней, Марфуга принесла на базу топографическую карту Горного Алтай. Странно звучащее название речки Аракан, впадающее в озеро Kök-suw ‘Голубая вода’, она объяснила как искажение казахского гидронима Arı aqqan, ‘[Река], текущая дальше, на противоположную сторону’. По ее мнению, термин bulaq ‘родник; ручей ’мог быть образован от слова bulqaq ‘порывающийся, вырывающийся, делающий резкие движения’. Когда внимание собеседницы было обращено на то, что по литературной норме название горы, близ которой была построена археологическая база, следует произносить в виде Şaηıraq-taw, а не Çaηğıraq-taw, как она привыкла, то она удивилась и медленно, по слогам проговорила Şa-ηı-raq.

Романов Сайрамбек Казиз-улы, 1958 года рождения, водитель частного автобуса, приезжал в лагерь за студентами первого курса ВКГУ им. С. Аманжолова, чья археологическая практика завершилась. Он убежден, что ойконим Катон-Карагай восходит к казахскому сложному названию Qotan-qarağay, составленному из нарицательных слов qotan ‘загон, место для ночлега овец’ и qarağay ‘cосна’.

Обращение к Краткому списку терминов и апеллятивов, входящих в состав казахских географических названий подтверждает правильность его мнения (Қазақша географиялық атауларды құратын терминдер мен жалпы есімдердің ҚЫСҚАША ТІЗІМІ / Тіл кабинеті: тіл мамандары мен қазақ тілінің оқытушыларына және көпшілікке арналған әдістемелік. – Астана, 2006, с. 95). У тюркского слова qotan на основе вышеприведенного прямого значения в казахском языке возник семантический спектр: ‘круглый; круглая площадка, образованная группой юрт; круглая поляна в лесу; круглый сосновый бор’. Можно предположить, что село Катон-Карагай получило название от зимовки, находившейся на краю обособленного лесного (соснового) массива.

Доводы, вытекающие из краткого исследования, позволяют признать официально принятое написание географического названия в виде Катон-Қарағай этимологически ошибочным ввиду того, что в лексике казахского языка не засвидетельствовано слово qaton ~ қатон ( тем более в форме катон), поэтому более оправданно введение в современную практику исправленного варианта – Қотан-қарағай.

Кстати, в юго-восточной части хребта Заилийский Алатау расположено высокогорное плато, название которого имеет определенное сходство с топонимом Qotan-qarağay, – Taban-qarağay ‘Сосновый массив, расположенный у подножия горы’. Слово taban ‘подошва; основание’ в топонимии имеет значение ‘ложе временного озера, затопляемая низина’ (ҚЫСҚАША ТІЗІМ, с. 101).

Следует упомянуть еще один сложный топоним, в состав которого изначально входила лексема qaraǧay ‘сосна’ – Doloon-qaraǧay, букв. ‘Семь сосен’ (на одной из окраин города Семей близ реки Иртыш есть место, известное под неофициальным названием Семь тополей).

Название восточноказахстанского села, оставшееся со времен джунгарского присутствия на территории нашей республики, подверглось сокращению до своего первого компонента и произносится в речи русских поселенцев в виде Долонь. Однако монгольское название имело некоторое типологическое отличие от рассмотренных выше географических имен ввиду включения в свой состав числительного.

Слово qarağay входит в следующие географические названия Bal-qarağay (зона отдыха в 25 км от Астаны), Bel-qarağay (Катон-Карагайский район ВКО) и Bes-qarağay (районный центр Бескарагайского района ВКО), Тüp-qarağay.

Со слов Романова С.К., Рахмановские ключи (Rahman qaynarları) казахи обычно именуют Arasan-suw qaynarı ‘Ключи реки Арасан’ (arasan ‘минеральный источник’). Речка Арасан вытекает из озера Рахмановское и впадает в Черную Берель.

Обсуждая вопрос, какое значение заключается в гидрониме Бухтарма (казахск. Buqtırma), он не исключил обоснованность высказанного мной предположения: вода в горной реке настолько холодная, что заставляет съеживаться окунувшегося в ней человека – buqtıradı (< buqtır- – форма понудительного залога от глагола buq- ‘нагибаться, пригибаться; притаиться, прятаться’).

blank

Горная речка Qan-suw (Сахатушка)

Примерно в пяти-шести километрах от археологического лагеря находится аул Şubar-ağaş, букв. ‘Пестрый (т.е. редкий с южной стороны горы) лес’. До него можно добраться, поднявшись по горному склону и преодолев седловину между Кемпир-тау и Кайнар-тау, либо пройти от археологической базы вверх по разделяющему горы Кемпир-тау и Шанырак-тау живописному узкому ущелью, по дну которой, пенясь на небольших порогах и изгибаясь змейкой, с шумом мчится в берельскую долину горная речка Qan-suw (Qandı-suw), букв. ‘Кровавая река’ (в Тарбагатайском районе ВКО есть одноименная горная речка Qandı-suw). Русский эквивалент гидронима – Сохатушка (сохатый – народное название лося). Названа она “кровавой” из-за своего буйного нрава: весной бурлящий поток воды способен увлечь и погубить неосторожно оказавшихся в ущелье скотину, зверя или даже человека. Из-за извилистого характера русла, начиная от входа в ущелье и до выхода из нее, через речку проложено девять бревенчатых мостков. Иногда они частично разрушаются бурной речкой, и местные жители вынуждены производить их ремонт.

В долине Бухтармы есть речки, именуемые Maraldı-suw ‘Оленья река’ и Bulandı-suw ‘Лосиная река’, вероятно, по причине того, что к ним на водопой часто приходили олени и лоси.

На месте, где сейчас располагается база Государственного историко-культурного музея-заповедника “Берел”, одновременно используемая в качестве базы Берельской археологической экспедиции, существовала до 70 годов деревенька, носившая название по горной речке Сохатушка (на топографической карте – Сахатушка). В 30-е годы здесь организовали леспромхоз, а затем, объединив скот жителей, колхоз (seriktik qojalıq). Была начальная школа, магазин и водяная мельница (suw tiyirmen). Затем жители деревни переселились в село Берель, которое было центральной усадьбой мараловодческого совхоза.

Челекенов А. привел некоторые термины – названия предметов, используемых на мельницах: qorıp ‘ящик, короб для пшеницы’, nawa ‘желоб’, qapalaq ‘4–5 жестяных лопастей, укрепленных на железной оси’, а также слово bulıq ‘плуг’ (и привел синоним – soqa ‘соха’). Он сообщил, что в Аршаты был организован колхоз “Kün şığıs” (“Восток”), Берель в 30-е годы назывался колхоз “1-го Мая”, затем – “Пограничный”.

blank

Дорога, ведущая из ущелья в горный аул Шубар-агаш

Небольшая деревня Шубар-агаш состоит примерно из 16–17 домов, половина из которых заброшена (осталось всего восемь семей). Жители работают в мараловодческом хозяйстве. Обширная территория маральника ограждена пересекающей горные склоны металлической сеткой, части которой крепятся на столбах. Это ограждение было построено студентами строительных отрядов во времена Советского Союза.

Жузбаев Кадырхан, 1952 года рождения, объяснил происхождение названия аула Şubar-ağaş тем, что недалеко от него располагаются горы, южные склоны которых большей частью лишены деревьев (siyrek ösken ağaş). Их названия: Ala-biye taw ‘Гора пегой кобылицы’ (возможно, на склоне этой горы умерла пегая кобыла или произошло какое-то событие, связанное с этим животным), Aq-taylaq taw ‘Гора белого верблюжонка’, далее возвышается Salqın-taw ‘Гора прохлады’. На северо-запад от аула находится урочище Monşa-jurt ‘Место стоянки с баней’ и зона отдыха.

Богата не только флора, но и фауна этого региона. Здесь встречаются разные виды диких зверей: медведи, волки, маралы, рыси, козлы тау-теке, косули-елики, иногда заходят лоси. Среди снежных гор Алтая обитают барсы, а там, где находится село Арчаты, также водятся ирбисы и их потенциальная добыча – горные бараны-архары.

Мой собеседник Жузбаев К. – уроженец села Фадиха (казахск. Maraldı ‘Маралье, оленье’). С его слов, по-казахски это название произносится в вариантах Padiha и Pädīkè; оно произошло от прозвища вдовы некого Фадея – Фадеихи.

Упомянув ороним Türgen-taw, Жузбаев К. пояснил, что близ упомянутой горы Кабанбай-батыр якобы joηğarlar’dı türgen ‘джунгаров завернул’ (глагол tür- ‘заворачивать, закатать, засучивать; приподнять, завернуть [полог]’). На вопрос о происхождении гидронима Buqtırma он ответил, что река Бухтарма buqtırıp ağadı ‘течет, изгибая свое русло’.

blank

Вид на долину р. Бухтарма близ села Берель

Далее в беседе, он сказал, что существует выражение Altı Altay ‘Шесть Алтаев’, привел поговорку Altı Altay aralağanşa altı ay ötedi ‘Шесть месяцев пройдет, прежде чем обойдешь весь Алтай’ (букв. ‘шесть Алтаев’) и добавил, что об Алтае писал Оралхан Букейхан.

Вероятно, упомянутое Жузбаевым К. выражение возникло, с одной стороны, из-за обширности географической страны и принадлежности ее отдельных территорий четырем государствам (Казахстан, Россия, Китай и Монголия), с другой стороны. Наличие числа altı ‘шесть’ следует объяснить использованием традиционного приема в тюркской поэтической речи – ассонанса, т.е. повторением в словах сходных гласных звуков: aa (ср. историзм Altı alaş ‘Шесть халаджских родов’).

Далее информант назвал два алтайских региона: первый из них – Ör Altay ‘Алтай возвышающийся’, который начинается от местности Kök-jota ‘Синий горный хребет’, заканчивается у реки Taw-tekeli, букв. ‘[Место,] где водятся дикие козлы тау-теке’, и граничит с Курчумом, Зайсаном и городом Семей; второй регион – Tör Altay ‘Возвышенный Алтай’ простирается от горы Muz-taw (Белуха) до Лениногорска (Риддера).

Наша группа проделала большой путь из Семея, чтобы попасть в лагерь археологической экспедиции. Последним этапом был отрезок пути от села Катон-Карагай до урочища Берель.

Известно, что не всякий мост имеет собственное имя. По въезду в Берельскую долину нам пришлось пересечь Бухтарму через подвесной мост Şaytan-köpir, букв. ‘Чертов мост’, названный так, видимо, из-за того, что при движении автомобиля по его дощатому настилу, зыбкое сооружение качается из стороны в сторону. Поэтому нам предложили выйти из автомобиля УАЗ и пройти по мосту до противоположного берега пешком.

blank

Мост Şaytan-kōpir (Чертов мост) через р. Бухтарма

Если подняться на вершину Кайнар-тау или Шанырак-тау, то можно найти возвышенные места, встать лицом на север и увидеть величайшую гору Алтая, главную горную вершину Катунского хребта – покрытую снегом “Ледяную гору” – Muz-taw.

Пришельцы из России, искатели сказочного благодатного Беловодья, поселившиеся еще в XVIII в. в долинах рек Катунь и Бухтарма, называли заснеженные горы – белки, а величающую из священных гор Алтая Белухой.

Гипотеза, связывающая ороним Белуха с тюркской лексемой bel ‘поясница, талия; спина, корпус (о животных); горный перевал; хребет; переносн. опора; сила’, вызывает сомнение. Современное население не употребляет слово bel в отношении величественной горы, да и в каких-либо письменных трудах путешественников по Алтаю, упоминавших о главной вершине Катунского хребта, нет соответствующих сведений.

Покрытая вечными снегами Белуха с двумя остроконечными вершинами у переселенцев-староверов получила название Катунские столбы (об этом в 1829 г. сообщил в своем письме к профессору Дерптского университета К.Ф. фон Ледебуру исследователь А.А. Бунге, участвовавший в экспедиции на Алтай в 1826 г.).

Выделяющуюся среди окружающей местности своими размерами и необыкновенной белизной гору величают “Двуглавой царицей Сибири”, а в исследовательской литературе XIX в. именовали Алтайским Монбланом.

Отметим, что название мифической страны Беловодье, в которую стремились попасть крестьяне-староверы, имеет семантическую близость с гидронимом Aq-kem, букв. ‘Белая река’ (ср. тувинск. hem ‘река’), – названиями озера, расположенного у подножия Катунских столбов, и реки, берущей начало из Аккемского ледника, и топонимом Aq-suw – названием села в Катон-Карагайском районе, где занимаются разведением и содержанием маралов.

Кроме того, вспомним молочно-белую Катунь, которая питает своими водами реку Обь (Катунь < алтайск. Qadın, ср. название небольшой речки Qatın в Тарбагатайском районе ВКО и речки Hatın-suw в 25 верстах от Чугучака < тюркск. qat- ‘присоединять, добавлять; приправить’; вероятно, слово qatın имело в старину значение ‘приток; водоток, впадающий в другую реку’, см. однокоренные qatın ‘та, которая присоединилась к мужу’ (ср. kelin ‘пришедшая в дом к жениху’ < kel- ‘прийти’) и qatıq ‘приправа; густое кислое молоко’.

Существует мнение, согласно которому гидроним Qadın ‘Катунь’ восходит к нарицательному слову qadın ‘женщина высокого происхождения, госпожа; хозяйка’ и его следует воспринимать в смысле ‘Царица рек’, так как это главная река Горного Алтая, имеющая множество притоков (ср. казахск. qatın ‘жена; (замужняя) женщина; вульгарн. баба’, татарск. hatın ‘женщина; жена’, турецк. kadın ‘госпожа’). На основе этой ошибки в названии Qadın bajı усматривают странное значение ‘Голова Госпожи’: по поверьям алтайцев, Белуха – обитель великой богини Умай, исполнявшей в тюркской мифологии роль покровительницы детей и рожениц. Но известно, что тюркское слово baş, букв. ‘голова’, используется как топонимический термин в значении ‘верховье, исток горной реки’.

blank

Вид на двуглавую гору Muz-taw (Белуха) с вершины горы у Берельской долины (использована опция zoom цифрового фотоаппарата)

Подобно Эльбрусу на Кавказе, имевшему ряд названий в карачаево-балкарском языке, Белуха у алтайцев известна под разными именами. Из-за своих размеров, она предстает первой среди гор, считающихся заповедными (алтайск. ıyıq).

Белуху именуют Qadın bajı ‘Верховье, исток [реки] Катунь’ (у Н.К. Рериха: Катынбаш), алтайцы на реке Аргут – Aq-sürü (тюркск. aq ‘белый’, монгольск. süree ‘величавый, грозный вид’), южные алтайцы – Üç-süre ‘Три величавые [вершины]’ ~ Süre ‘Величавый вид’ (Н.К. Рерих для слова süre приводит значение ‘жилище богов’), Üç-ayrı ‘Три разделенные [вершины]’. Следует сказать, что последний из перечисленных оронимов имеет сходство с названием одной из двух высоких вершин в горах Köken-taw (Абайский район ВКО) – Üş-ayır ‘Три разделенные [вершины]’.

Более распространенным в последнее время является название Üç-Sümer ‘Три Сумер’. Гора Meru или Su Meru ‘Благая Меру’ – священная гора, центр всего мироздания в космологии индуизма и буддизма. У западных монголов-джунгар она была известна как Sumer-uwla (ойратск. uwla, халха-монгольск. uwul < др.-монгольск. ağula ‘гора’, ср. местное казахское название баян-аульских гор – след временного обитания в Казахстане джунгар – Bayan-awla ‘Священные горы’).

В научно-популярной литературе, посвященной Белухе, встречается еще одно название монгольского происхождения – Tsağan Übügün ‘Белый старик’, так алтайцы якобы называли свою священную гору. Седовласая голова “Старика”, по их представлениям, достигала вершины мира. Существовала легенда о божественной небесной птице, которая на вершине Белухи лишила жизни дракона – носителя мирового зла.

Muz-taw расположена в Горном Алтае, на границе Казахстана и России, относительно недалеко проходят границы двух других государств – Китая и Монголии. Она находится в центре Евразии и является самой высокой не только на Алтае, но и во всей Сибири. Как и Эльбрус, эта гора имеет две выделяющиеся вершины: восточная имеет высоту в 4509 м, западная – 4435 м. Третья вершина – пик Делоне (4260 м) скрывается за Белухой Восточной от наблюдателя, стоящего на вершине Кайнар-тау или Шанырак-тау.

Весь гребень священной горы образует как бы дугу, выпуклая сторона которого обращена к югу. Трехглавой ее видят жители Горного Алтая, но с российской стороны вершины Белухи неприступны из-за крутых, почти отвесных склонов, покрытых снегом.

Челканцы – субэтническая группа алтайского народа. Они почитают возвышающуюся в верховьях реки Байгол (алтайск. Bay-qool ‘Священная речная долина’) гору, именуемую Üç-süüri (Уч-сююри, Üç-sürü ‘Три остроконечные [вершины]’, букв. ‘Трехострая’), в качестве своей родовой вершины. Ороним Уч-сююри использовался также как одно из названий Белухи.

Сравним с входящим в сложное название Üç-süüri алтайским словом süüri ‘остроконечный, продолговатый’ когнаты, т.е. однокоренные слова, из некоторых других тюркских языков: тувинск. süür ‘острый, конусообразный; пик, сопка’, турецк. sivri ‘острый’, казахск. süyir ‘острый, продолговатый; остроконечный, конусообразный’.

Одному из алтайских названий Белухи – Muzdu-tuw ‘Ледяная гора’, возникшему из-за сверкающих под солнцем ее ледников, по свидетельству этнографов, соответствовал казахский ороним Muzdı-taw. Однако в настоящее время жители Катон-Карагая в своей речи используют безаффиксную конструкцию в виде Muz-taw, подобно тому, как название речки Qandı-suw (Сохатушка) сократили до Qan-suw.

Вершины Белухи по-казахски именуются Muz-taw şıηı ‘Вершина Ледяной горы’. К сожалению, в одной из статей словосочетание Muz-taw şıηı – вследствие плохого владения автором казахским языком – было неверно переведено на русский язык в виде ‘Настоящая ледяная гора’. Соединенное изафетной связью с оронимом Muz-taw слово şıη имеет значение ‘вершина (горы)’.

Рассмотренная ошибка возникла в связи с тем, что в казахской лексике есть фонетически близкое слово şın ‘действительный, истинный’ (у которого утрачено значение ‘крепкий’, но восстанавливается на основе производного от этого корня глагола şınıq- ‘закаляться, становиться крепче’; отметим, что в монгольских языках это слово-тюркизм çın сохранило исконную семантику).

Другое казахское название этой горы – Aq-taw ‘Белая гора’, имеющее семантической сходство с русским оронимом Белуха, встречается лишь в этнографической литературе и в настоящее время не употребляется.

Остановимся на названии Üç-Orion, встречающемся в записях русского философа, художника и путешественника Н.К. Рериха: “На Алтае гору Белуху называют Уч-Сюре, Уч-Орион, Сюре – жилище богов” (1926 г.). На основании этого сообщения возникло убеждение о существовании мистической связи трехглавой горы с космосом, и было высказано мнение о том, что три вершины Белухи представляют собой точную проекцию трех звезд Пояса Ориона. Однако в литературе по топонимии Алтая не встречаются сообщения о бытовании среди местного населения названия Уч-Орион. Сомнительно, что Orion – имя, принадлежащее греческой мифологии, – было известно коренным жителям Алтая.

Н.К. Рерих предположил, что таинственная Шамбала из гималайских преданий находится в районе Белухи. Современные последователи Рериха также верят, что ворота в мистическую страну Беловодье-Шамбалу – на территории Горного Алтая. Хозяин частного автобуса Романов С.К. рассказывал, что доставлял приезжих из России и Украины к Белухе. Туристы рассматривали копии каких-то старинных карт и по ним старались определить место, обладающее благотворной энергетикой, якобы связанной с космосом. Один из туристов увидел, что водитель проявил естественный интерес, и спешно закрыл такую карту.

Уроженец села Берель Аблайхан Касымов, 1964 года рождения, сообщил, что последователи эзотерика Рериха приезжают в “Беловодье”, на озеро Jılı-suw, букв. ‘Теплая вода’. Здесь они купаются, мажутся грязью, которая считается лечебной, обнимают кедровые стволы, чтобы получить от дерева позитивную энергию, духовной очищение и телесное исцеление. Он же упомянул фамилию бывшего советского космонавта Аксенова, который ежегодно, в течение 14 лет, приезжал к Белухе с личным поваром и охраной, чтобы поправлять здоровье.

Со слов Марфуги Турымовой, приезжие россияне знают, где у подножия “Ледяной горы” лежит большой камень, энергетически связанный с космосом. Один из таких туристов подарил ей советскую топографическую карту Южного Алтая, которую она однажды принесла из дома и показала мне. Вероятнее всего, это суеверие возникло после написания Е.Н. Рерих в 1929 г. книги “Криптограммы Востока”, где привела апокрифическое предание о святом камне, который упал с неба, как “посланец дальних миров”, как дар астеризма Пояс Ориона, состоящего из трех звезд, имеющих количественное сходство с тремя вершинами Белухи.

В.В. Сапожников, поднявшийся вместе со своими спутниками в 1898 г. на седловину Белухи (4050 м) между ее двумя вершинами, написал: “Высокие горы служат у калмыков предметом священного почитания: никто из них под страхом смерти не смеет восходить на них. Обаяние Белухи на киргизов еще больше: “Нам и смотреть близко на нее нельзя”, – говорит мне старик из аула в вершине Черной Берели”. Калмыками (белыми калмыками – aq qalmaq) до революции именовали жителей Южного Алтая – небольшой этнос теленгитов. Однако старожил села Берель Челекенов А. ответил отрицательно на вопрос: Почитали ли местные казахи Muz-taw священной горой?

Другой участок в Катон-Карагайском районе, где в течение ряда лет работает археологическая экспедиция, находится в долине реки Кара-Коба, отделенной от Катон-Карагайского района хребтом (Алтайский) Тарбагатай.

Гидроним в письменных материалах, изложенных на русскоязычных сайтах, встречается в пяти вариантах: Кара-Коба, Каракоба, Кара-Каба, Кара-каба и Каракаба (появление трех последних вариантов обусловлено так называемым “аканьем” – орфоэпической нормой литературного русского языка). Долина с похожим названием Кара-Коба (Кара-Куба, крымско-татарск. Qara Qoba, Къара Къоба) находится на юго-западе Крымского полуострова.

Следует сказать, что некоторые из местных жителей произносят рассматриваемый топоним на русский лад – Qara-qaba и на основе этой формы возводят второй компонент названия к казахскому слову qaba со значением ‘густой’ (см., например, словосочетание qaba saqaldı ‘имеющий густую бороду’). Было высказано такое объяснение: в давние времена русские крестьяне-старожилы носили густые и широкие – окладистые бороды, и потому в названии реки из-за широты его русла было использовано слово qaba (но у этой лексемы нет значения ‘широкий’). Кроме того, горные речки, в отличие от равнинных рек, своей широтой не поражают.

На самом деле рассматриваемый топоним должен иметь форму Qara-qobı, букв. ‘Черная горная долина’. Звук [а] вместо [ı] в исходе слова возник в речи русских поселенцев: Qara-qobı > Кара-коба.

Используемое в качестве географического термина тюркское слово qobı приобрело следующую семантику ‘горная долина; голое понижение среди песков’ (ср. алтайск. qobı ‘лог’, азербайджанск. gobu ‘балка, русло высохшей реки, неглубокая долина’, тувинск. hovu ‘степь в межгорной котловине’, казахск. диалектн. köbü ‘небольшая лощина, отделяющаяся от озера’).

Учитывая практику ошибочной записи и произношения гидронима в виде Кара-каба, следует сказать, что замена фонемы /o/ гласным /а/ для тюркских языков не характерна, но возможно ее изменение в звук /u/ без ущерба для правильного восприятия слова: Qara qobı > Qara qubı ‘Черный лог’, или ‘Ложбина, поросшая густым лесом’.

Термин qobı входит в состав следующих географических названий Южного Алтая: притоки Арасан-Каба (Arasan-qobı) и Джаман-Каба (Сорва), впадающие в речку Кара-Каба (Qara-qobı), которая, в свою очередь, вливается в Ак-Каба (Aq-qobı), речку бассейна Черного Иртыша.

Относительно названия Алтай учеными было высказано несколько гипотез, из которых наиболее убедительным представляется мнение финского лингвиста Г.И. Рамстедта, связавшего хороним Altay с монгольским словом alt (altan) ‘золото’, оформленным аффиксом прилагательных -tay; следовательно, географическое имя горной страны можно перевести на русский язык, как ‘[горы], где имеется золото; золотые [горы]’. Ученый-энциклопедист А. Гумбольдт писал, что Алтай монголы именовали Altan uwla, китайцы – Jīn shān ‘Золотые горы’. Известный тюрколог В.В. Бартольд упоминал о существовании древнетюркского названия для Южного Алтая в виде Altın yış ‘Золотая чернь’ (чернь – черневая тайга, густые пихтово-еловые леса с примесью осины и березы в Сибири).

Использованная литература

Полевые записи участника Берельской археологической экспедиции 2015 г. кандидата филологических наук Илиуфа Х.Ш. – ВКО, Катон-Карагайский район, археологический лагерь, 2015 г.

Краткий список казахских географических терминов (с. 84–107) // Тiл кабинетi (Тiл мамандары мен қазақ тiлiнiң оқытушыларына және көпшiлiкке арналған әдiстемелiк). – Астана, 2006. – 288 с.

Махмудов Х., Мусабаев Г. Казахско-русский словарь. – 3-е изд., испр. и доп. – Главная редакция Казахской советской энциклопедии. – Алма-Ата, 1989. – 480 с.

Лухтанов А. Покорение высочайших вершин Алтая // Интернет-ресурс: сайт “Ветер странствий”, veters.kz/pokorenie-vysochajshix-vershin-altaya/

Гора Белуха – Трехглавая священная гора Горного Алтая // // Интернет-ресурс: Информационно-познавательный портал “Планета Духа”, planetaduha.com/gora-belukha-trekhglavaya-svyashhennaya-gora-gornogo-altaya/

Топонимический словарь Горного Алтая // Интернет-ресурс: www.nskdiggers.ru/archive/toponim/toponim.pdf.

Бияров Б.Н. Өр Алтай топожүйесіндегі орыс қабаты // Интернет-ресурс: www.vestnik-kafu.info/journal/2/61/ (On-line версия журнала “Вестник КАСУ”, № 1 – 2005).