ВЫДАЮЩИЙСЯ КРАЕВЕД СЕМЕЙСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ Ф.В. ЗАНАРИН

blank

 Автор проекта: Нуртолеу Дидар, 11 класс школы-лицея «Жас Улан», ВКО, г. Семей

Руководитель проекта: Илиуф Х.Ш., кандидат филологических наук, заведующий военно-патриотическим музеем “Даңқ” школы-лицея «Жас Улан»

 

Аннотация

 

Исследовательский проект “Выдающийся краевед Семейского Прииртышья Занарин Ф.В.” содержит краткое изложение биографии нашего земляка тележурналиста Занарина Федора Владимировича, результатов его творческой деятельности, а также включает два нарративных материала, освещающие краеведческие поездки в Кокентауский и Архатский горные массивы, в организации которых он принимал самое деятельное участие.

 

Введение

 

Основная цель научного проекта – пропаганда гражданственности и патриотизма через рассказ о жизни и деятельности человека, чей талант и энергия служили на благо окружающих его людей, на благо народа и страны.

Исследовательский проект, посвященный памяти талантливого журналиста и замечательного краеведа Семейского Прииртыщья Занарина Федора Владимировича, преследует две цели: 1) кратко изложить его биографию, основные результаты его творческой деятельности в области пропаганды культурного наследия, 2) показать, как в результате его организаторской деятельности местными краеведами были обнаружены, исследованы и зафиксированы неизвестные науке археологические памятники.

Благодаря телепередачам, подготовленным Занариным Ф.В., многие жители нашего города и региона узнали немало о древних памятниках истории и культуры нашего края, увидели великолепные участки горных ландшафтов, не уступающие по своей красоте знаменитым своей природой местам Европы и Азии, посещаемым туристами разных стран.

Изучение его творческой деятельности в сфере телевизионного вещания помимо познавательного эффекта имеет большое воспитательное значение, так как способствует возникновению любви к родному краю, чувства гордости за ее замечательное прошлое. Прожитая им жизнь следует воспринимать как пример гражданского служения своей Родине.

Новизна темы заключается в изложении сведений и фотоизображений, вошедших в научный оборот лишь в последнее время – их появление в немалой степени обусловлено ролью Занарина Ф.В. в организации краеведческих выездов.

Актуальность исследованной темы непреходяща во все времена, так как через знакомство с биографией человека, увлеченного изучением истории и культуры родного края и их пропагандой, и рассказами о результатах его краеведческих поездок показан яркий пример верного служения людям – пример, зовущий нас к тому, чтобы создавать и оставить после себя новым поколениям интеллектуальные и материальные ценности.

Практическая значимость проекта можно видеть в знакомстве с новыми сведениями из истории и культуры нашего региона, расширении научного кругозора, использовании полученных знаний при написании научных проектов по истории Казахстана. 

 

 

БИОГРАФИЯ ЗАНАРИНА Ф.В.

 

ЗАНАРИН Федор Владимирович (23.11.1948–13.06.2013) – талантливый тележурналист и уникальный по результатам своей деятельности краевед, известный исследователь истории, культуры, археологических и природных памятников Семейского Прииртышья. Родился в г. Семипалатинск, Казахская ССР, 23 ноября 1948 года.

С сентября 1966 года по июнь 1967 г. трудился слесарем автоколонны 2584. В период с сентября 1967 г. по июнь 1971 г. был студентом Семипалатинского Государственного педагогического института, получил специальность преподавателя русского языка и литературы (диплом СГПИ, регистрационный № 332 от 20.06.1971 г.). 1971–1972 гг. – работал преподавателем русского языка и литературы в СШ № 17. В 1972 году перевелся на другую работу – стал библиотекарем в Семипалатинском зооветеринарном институте.

С декабря 1972 г. вплоть до безвременной смерти работал на телестудии Областного комитета телевидения и радиовещания (позже переименован в Семипалатинскую областную телерадиокомпанию) на разных должностях: заведующего фильмотекой, старшего и главного редактора редакции русского вещания, заместителя председателя комитета по творчеству и тележурналиста.

С 1997 г. по 2013 г. – в течение 16 лет тележурналист Занарин Ф.В. вместе с телеоператорами и водителем Касымжановым Кинаятом, знатоком памятников истории и культуры Абайского района, нередко с группой членов краеведческого общества «Прииртышье», проводил разведывательно-поисковые и целевые выезды в Абайский, Жарминский, Бородулихинский, Бескарагайский и другие районы. По результатам выездов были подготовлены передачи научно-популярного характера, вызывавшие большой интерес у зрителей.

Познавательный характер имели подготовленные им серии популярных телевизионных программ «Соты духовные», «Притяжение», циклы миниочерков «Первозданное», «Старая стена», «Сокровенное», «Наследие», «Первопроходцы. Имена», «Ходики» и серия экранизированных песен «Вересковый куст».

По итогам IV Центрально-Азиатского фестиваля экологической журналистики 2004 г. в категории “Телевидение” за телепередачу “Цвет надежды – зеленый” Занарину Ф.В. было присуждено 1 место.

В 2007 г. он был награжден Почетной грамотой Комитета информации и архивов Министерства связи и информации РК за плодотворную работу на телевидении.

Работа Занарина Ф.В. “Картотека”, направленная на конкурс VI Центрально-Азиатского фестиваля экологической журналистики (2007), была отмечена в номинации “Экологический ролик” дипломом и заняла 3 место.

Наскальные рисунки эпохи неолита и бронзового века, древнетюркские надгробные изваяния, мавзолеи, воздвигнутые на месте захоронения знаменитых людей, природные памятники, биографии интересных людей, знаменательные события – все это было в сфере интересов выдающегося тележурналиста.

Во время поездок за город были случаи, когда сельчане, услышав Федора Владимировича, голос которого имел особый приятный тембр, узнавали его, хотя во время интервью или рассказа, связанного с темой передачи, он часто находился за кадром.

Для Занарина Ф.В. были присущи такие черты характера, как доброжелательность, тактичность и уважение к окружающим его людям. Его организаторские способности хорошо проявлялись при проведении краеведческих выездов: он решал проблему с автотранспортом, определял план и маршрут, оповещал участников, предусмотрительно обдумав все детали мероприятия.

После недолгой болезни умер замечательный, талантливый человек. Неожиданной оказалась кончина Федора Владимировича для многих людей, знавших его, невосполнимой потерей – для семейского краеведения. У него было много планов, задумок, которым уже не суждено осуществиться.

Результаты краеведческой деятельности Занарина Ф.В. требуют бережного отношения и изучения, ведь они представляют собой собранный в течение многих лет бесценные видеоматериалы и рассказы об истории и культуре древних и современных жителей нашего региона.

0Ф.В. Занарин работает в служебном кабинете. Семипалатинская телерадиокорпорация

Рассказы о некоторых из многочисленным краеведческих поездок, организованных Ф.В. Занариным

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ПРИРОДНЫЕ ПАМЯТНИКИ

АРХАТСКОГО ГОРНОГО МАССИВА

 

Среди памятников древней культуры особое место занимают рисунки, высеченные на камнях в горной или холмистой местности. Чаще всего встречаются изображения животных, иногда сцены охоты наших далеких предков или отдельные антропоморфные фигуры. Петроглифы отражают некоторые аспекты мировоззрения – мифологические представления людей, населявших Прииртышский регион в минувшие эпохи. Многие из них потускнели или исчезли в результате воздействия природных факторов. Холодные дожди и ранние заморозки приводили к тому, что вода, попадая в трещины, превращалась в лед и разрушала поверхность скал. Некоторые камни, на которых были нанесены изображения, раскололись. Немало рисунков покрыл лишайник. Такие петроглифы сохранились в виде фрагментов или же вовсе недоступны для фотографирования и изучения. Следует добавить, что отдельные изображения испорчены нашими несознательными современниками. В ряде мест можно увидеть скалы, на которых краской написаны имена. Но гораздо хуже, когда подростки, обнаружив произведения древнего изобразительного искусства, видимо, подчиняясь инстинктам подражания и самоутверждения, вырезают свои фамилии, имена или рисунки поверх петроглифов.

Ввиду продолжающегося процесса исчезновения древних рисунков необходимы их фотографирование, описание и изучение. Исходя из этих соображений, краеведы г. Семей выезжают в сельские районы, исследуют местность, осуществляют фото- и видеосъемку обнаруженных археологических объектов.

В 2009 году житель Абайского района Айдарханов Жангазы во время поиска своих лошадей обнаружил на вершине одного из холмов, расположенных примерно в 7 километрах к северу от Архатского горного массива, цепь небольших черных камней, покрытых рисунками диких животных. Изображения он сфотографировал с помощью видеокамеры мобильного телефона. Об этом факте стало известно Занарину Ф.В., который организовал выезд в сельскую местность для осмотра и фиксации этих интересных находок.

2011 год. Группа краеведов отправилась на автомашине “Нива” за пределы города на заре. Апрельский рассвет наступает достаточно рано, поэтому хорошо была видна дорога и окрестность. Проехав значительное расстояние, остановились на обочине дороги, чтобы произвести пейзажную съемку. Следует сказать, что изменяющиеся картины природы лучше всего наблюдать на степном просторе. Солнце, имеющее вид небольшого желтого диска, взошло над восточной частью горизонта. Широко простиралась холмистая степь, темнеющая вдали, и уже с хорошо различимым рельефом вблизи. Край неба на востоке был серовато-синего цвета, переходящий в бордовый, а затем в желтую полоску-гиперболу. Отливающее золотом светило, окруженное небольшим красным ореолом, окрашивало над собой воздушное пространство в красновато-желтый цвет. Выше небо имело голубой цвет, сменявшийся синевой, которая к западу начинала светлеть, приобретая едва заметный розовый оттенок. В этой стороне белым пятном виднелся ущербный диск луны. Оба небесных светила казались очень далекими из-за своих непривычно малых размеров.  Кромка земли синела ломаной линией далеких холмов и гор. Земля, покрытая пожухшей прошлогодней травой, пестрела желтовато-коричневым и бурым цветами разных оттенков.

После видеосъемки привлекшего внимание пейзажа, украшенного восходом солнца, группа продолжила путь по асфальтированной трассе. Водитель Касымжанов К. рассказал об интересном факте: в ауле, некогда стоявшем в местности между родниками Такежан-булак, букв. ‘Родник Такежана’, и Каска-булак, букв. ‘Голый родник, т.е. без деревьев и кустарника’, впервые были разыграны сцены из пьесы “Енлик-Кебек”, написанной казахским прозаиком и драматургом Мухтаром Ауэзовым. Это произведение повествовало о трагической судьбе молодой пары, чьи любовные чувства вступили в противоречие с неумолимым родовым правом.

Через некоторое время автомобиль свернул на проселочную дорогу в сторону села Архат. Восточная часть горизонта обозначилась темной грядой древних гор. Скалистые вершины и разделяющие их ущелья нередко вызывают подчас неосознанное желание достичь их. Кажется, что там, среди дикой красоты природы, таится и давно ждет тебя что-то интересное – поразительное явление природы или загадочный памятник прошлых времен. Хочется взойти на самую высокую гору, ближе к небу и увидеть сквозь чистый воздух всю ближайшую окрестность и широкие степные дали.

Слева от дороги возвышались холмы; справа стелилась равнина, позволяющая окинуть взором местность на большом расстоянии. Водитель, знаток здешней истории, указал на следы временно проложенной железной дороги. Он слышал от старых людей, что во времена гражданской войны казачий атаман Анненков организовал движение нескольких вагонов с грузом от Семипалатинска в сторону Китая. Группа насильно согнанных жителей под угрозой расстрела вынуждена была заниматься изнурительным трудом – после прохождения поезда снимала и вновь укладывала перед небольшим составом шпалы и рельсы. Об этом факте долгое время напоминало лежавшее в степи вагонное колесо. Кроме того, в памяти народа сохранился связанный с упомянутым событием случай каннибализма. Некий всадник, увидев необычное зрелище, подъехал ближе к поезду, был убит и якобы вместе со своей лошадью съеден измученными голодом людьми.

Слева возвышались памятные вершины гор Zhаltyr-tas, букв. ‘Блестящие камни’. В начале февраля по инициативе Занарина Ф.В., мы побывали там. Проходя по склонам каменистых вершин, где качали ветками небольшие сосны, спускаясь в заснеженные распадки, миновали небольшое ущелье и пытались взойти на горный гребень. До цели оставалось метров двести. Но начался дождь, и поверхность камней, по которым мы взбирались, обледенела. Спускаться вниз пришлось, вначале скатившись по льду, затем по участкам, где между камнями и узкими расщелинами лежал снег.

Но вернемся к рассказу о петроглифах. Захватили с собой очевидца древних изображений сельчанина Жангазы и, обогнув северо-западную оконечность Архатского массива, сделали привал у ручья, по которому струились талые воды. Зеленая трава уже начала покрывать землю в лощине, в некоторых местах покачивались от дуновения ветерка высохшие бледно-желтые стебли чия – песчаного тростника. С этого момента мы столкнулись неприятным явлением: приходилось неоднократно убирать полевых клещей с одежды и тела. Эти маленькие кровососущие создания ползали по стеблям травы или сидели на ветках кустарника, терпеливо ожидая жертву, и даже залетали в открытые окна движущейся автомашины.

1-1Рисунок 1.

 

Дальше наш путь лежал между холмами на север. По всей вероятности, без сопровождавшего нас местного жителя петроглифов мы не смогли бы найти. Наконец автомашина остановилась, и наша группа пошла к месту, указанному проводником. Ряд черных камней лежал на небольшом расстоянии друг от друга, как бы образуя линию. Состояние обращенных к полуденному солнцу рисунков, половина которых уже заметно потускнела от времени, свидетельствовало об их большой древности. По крайней мере, изображенные на одном из камней фигуры зверей, исходя из степени их сохранности и стиля исполнения,  можно отнести к трем эпохам. Одним из более ранних рисунков, видимо, следует признать изображение оленя у нижней кромки камня (рисунок 1).

Среди преобладающего количества фигур диких козлов и, видимо, архаров в небольшой галерее был обнаружен еще одни рисунок северного оленя, голова которого увенчана мощными рогами. Он расположен у левой стороны лицевой поверхности камня, на некотором удалении от остальных, едва различимых изображений (рисунок 2). Судя по меркнущим силуэтам оленей на черном фоне “пустынного загара” камней, изображения этих животных появились задолго до рисунков других зверей. Вероятно, в те далекие времена здешний климат был более влажным, благоприятным для занятия земледелием и для пастушеского скотоводства. Эта местность, где обитали многочисленные дикие звери, еще представляла собой лесостепь.

2-1Рисунок 2.

 

На северном склоне холма был найден петроглиф в виде отчетливого изображения горного козла taw-teke. По цвету и технике исполнения этот рисунок заметно отличается от других петроглифов, и, вероятнее всего, был нанесен на поверхность камня гораздо позже остальных (рисунок 3).

3-1 Рисунок 3.

 

Но более всего поразила антропоморфная фигура на камне, расположенном с правого края небольшой галереи. При взгляде на рисунок с фронтальной стороны ось тела изображенного существа оказывается параллельным поверхности земли. По всей вероятности, древний художник-натуралист вырезал этот петроглиф, находясь справа от камня. Положение рук гуманоида необычно – они широко расставлены и согнуты в локтях, образуя прямой угол: их плечевые части высоко подняты, предплечья опущены вниз. Кисти рук кончаются широко растопыренными, непропорционально длинными пальцами. От длинного туловища отходят к краю камня пара ног. Поза существа, несомненно, угрожающая (рисунок 4). Предположительно, это уникальное изображение чудовища, известного в казахском фольклоре под названием джез-тырнак, букв. “Медные когти”.

4-1

Рисунок 4.

 

Иногда джез-тырнак представлялась в облике красивой молодой женщины с медным носом и медными когтями. Считали, что она обладала большой силой и громким пронзительным голосом: от ее крика погибали птицы и мелкие животные. В фольклоре тюркских народов встречаются предания, повествующие об охотниках, которые сумели победить это опасное существо. Согласно одному из них, поздним вечером к костру, на котором была приготовлено мясо дичи, вышла женщина. По степному обычаю охотник пригласил разделить с ним пищу. Так как нежданная гостья всё время закрывала нос рукавом и прятала кисти рук, мужчина догадался, что она – джез-тырнак. После её ухода почуявший опасность человек положил у костра бревно, накрыв своей одеждой. Сам же влез с ружьём на дерево и стал ждать кульминационного момента. Когда ночью джез-тырнак, вернувшись, бросилась на “безмятежно спящего человека”, охотник метким выстрелом смертельно ранил кровожадное создание.

Похожее демоническое существо, именовавшееся у казахов словом албасты, было известно в фольклоре многих тюркских этносов. Образ албасты, несомненно, восходит к глубокой древности и проник в разное время в мифологию народов, имевших длительное общение с древними тюрками: albasti — у таджиков, al pab — у лезгин, ali — у грузин, ol — у татов, ala zhen — у талышей, hal — у удин, hal anasy (alk) — у курдов, alg (merak) — у белуджей, aly (alk) — у армян, almazy — у ингушей и чеченцев, almas — у монгольских народов и т.д. Например, в Астраханской губернии оно было известно как “лопаста”, у терских казаков – “лобаста”.

Чудовище албасты имеет большие длинные груди, которые при беге закидывает за спину, рыжие волосы и рассечённую верхнюю губу. Иногда она изображается с медными когтями и носом. Согласно тувинским мифам, албасты имела один глаз во лбу и нос из камня или красной меди, из-за отсутствия на спине плоти были видны ее внутренности. По представлениям западносибирских татар, на руках у албасты были острые когти. Она обитает вблизи рек или других водных источников и обычно является людям на берегу, расчёсывая волосы.

Считалось, что албасты может наслать болезнь, ночные кошмары, но в особенности вредит роженицам и умертвляет новорождённых, покормив их своей грудью. Казанские татары считали, что албасты иногда пьет кровь своих жертв. Ее обычный атрибут – гребень. Кстати, на востоке Казахстана реликтовых гоминидов, известных как yeti, big-foot или “снежный человек”, в прежние времена называли kisi-giyik, букв. ‘дикий человек’.

Литературные памятники сохранили сведения о том, что этот образ был знаком шумерам и аккадцам. Во II тыс. до н.э. жители Месопотамии помимо других демонов боялись Lamastu (вариант имени: Lamashtu; ср. карачаево-балкарск. almasty ~ almostu). Согласно ассирийской и вавилонской мифологии, она имеет облик крылатой женщины, у нее острые птичьи когти, иногда изображается с львиной головой. Ламашту поднималась из подземного мира, насылала на людей болезни, ночные кошмары либо ночью проникала в жилище и похищала или убивала детей, любила пить кровь молодых людей. Её атрибутами нередко являлись гребень и веретено. Следует отметить, что азербайджанцы представляли албасты с птичьей стопой.

Возможно, с этими монстрами генетически связаны древнегреческие гарпии и сирены, представавшие в виде диких миксантропических существ – женщин с крыльями и птичьими ногами. Так, гарпии, полуженщины-полуптицы отвратительного вида, представлены в мифах злобными похитительницами детей и человеческих душ. Сирены, завлекавшие путников своим чарующим пением, поедали их, оставляя на берегу множество человеческих костей и гниющих остатков плоти.

Еще один петроглиф в виде архара находится на поверхности камня, чернеющего в ложбине между холмами. Поднявшись на вершину соседнего холма, обнаружили следы геодезического знака, стоявшего здесь в советские времена. Рядом с ним найден рисунок зверя, похожего на дромадера – одногорбого верблюда (рисунок 5). Изображение массивного тела, длинной шеи и головы, повернутой назад, напомнило доисторическое животное – поэтому этот петроглиф был в шутку назван “верблюдозавром”.

5-1 Рисунок 5.

 

По склону холма лежит еще пара черных камней. На одном из них – изображения горных козлов, часть которых уже покрыта лишайником. Второй камень имеет небольшой скол с поверхности и едва различимые следы поблекших рисунков.

Добравшись до зимовки Алтанды-булак, букв. “Ручей с золотом”, обследовали местность в поисках подъемного материала. Дальше, у зимовки Шийли-озек, букв. “Лощина, вблизи которого произрастает чий”, были находки, свидетельствующие о том, что люди обитали здесь в уже эпоху неолита: несколько нуклеусов со следами искусных отщеплений и с десяток небольших кремневых осколков, а также орудие древнего земледелия – небольшая каменная мотыга.

На обратном пути автомашина с трудом проехала по заболоченному участку, пересекла ручей, и мы оказались у входа в небольшую живописную долину. Вокруг высились невысокие горы в виде слоеных образований, камни имели причудливую поверхность из-за выветривания. В одной скале было видно сквозное отверстие. Вода, образовавшаяся в результате таяния снега, устремляется вниз к началу узкого ущелья. Здесь находится удивительный природный объект, называемый местными жителями Уш-казан, букв. “Три котла”. Ручей, текущий по небольшой долине, достигает плоского камня и спадает в переполненное углубление, из которого вода переливается во второй котел, затем – в третий и пропадает под языком снега, пока еще лежащим в теснине чуть ниже водопада (рисунок 6). Со слов местного жителя, вода в нем иссякает к июню.

6-1 Рисунок 6.

 

Под северной скалой виден небольшой грот Awliye-tas, букв. “Священный камень”. Хотя оно и почитается священным, однако некоторые из приезжающих сюда на отдых оставляют после себя пустые бутылки из-под водки и пива. У ручья были найдено несколько гильз охотничьих патронов. Это улики, показывающие, что браконьеры продолжают бездушно и безнаказанно уничтожать редкие особи животных, занесенных в Красную книгу – архаров, прятавшихся от опасности в небольшом Архатском массиве.

Поездка к упомянутым горам, близ которых с незапамятных времен обитают люди, была особенно интересной и познавательной ввиду того, что с нами рядом был водитель – уроженец села Архат, знающий названия местностей, природных памятников и здешнюю историю. Так, например, северная оконечность массива – урочище Qopa с обильной растительностью – является историческим местом. Здесь до революции проходил съезд волостных управителей, обращавшихся к публике с высокой трибуны. Поверхность большого камня, имеющего форму прямоугольника со стороны дороги, представляет собой ровную площадку, на которой могло свободно стоять более десятка человек.

Двигаясь дальше по проселку в восточном направлении, можно увидеть справа поражающие красотой скалистые вершины гор. Среди них выделяется Уш-келиншек, букв. “Три невестки”. Кажется, что на верху горы высечены фигуры трех рядом стоящих людей. Одна из дальних гор венчается массивным камнем-параллепипедом, из-за которого местные жители дали этому необычному природному объекту имя Кюйме-тас, букв. “Камень-Повозка с крытым верхом”. Ущелье Мынг-джылкы – “Тысяча лошадей” напоминает о давних событиях войны с джунгарами. Во время нападения врага местные жители укрывали здесь свои табуны. На окраине села Архат у дороги находится невысокая скала Тесик-тас (казахск. tesik ‘отверстие, дыра’) с небольшим отверстием в верхней части.

Многие археологические объекты утрачены из-за воздействия природных факторов, нередко уничтожены людьми, корыстными или равнодушными к истории и древней культуре. Но, тем не менее, древняя земля Прииртышья все еще хранит немало исторических памятников, имеющих отношение к каменному веку, эпохе бронзы и раннему железному веку либо связанных со средневековьем или новым временем.

Известно, что в глубокой древности этот регион был одним из центров металлургии; отсюда далеко на запад – в Европу, юго-запад – на Ближний Восток и в Малую Азию, юг – в Северную Индию уходили племена и роды номадов, а с ними распространялись на огромной территории Евразии их культурные достижения, самобытное воззрение на мир и космогонические мифологемы (сюжеты, мифические персонажи, названия астральных объектов).

Среди местных жителей еще живут доисламские представления и обряды (обращение к духам предков – arwah с молитвой о помощи; почитание священных мест и привязывание ленточек – aqtyq на ветви деревьев и кустарников в качестве жертвы духам-хозяевам местности; вера в духов-покровителей некоторых видов животных – kiye, карающих за нарушение табу; обряды, связанные с вызыванием дождя в пору засухи – tasattyq, и т.д.), в их памяти сохраняются некоторые предания о событиях позднего средневековья (о битвах с джунгарами, о межродовых распрях, генеалогические истории и интересные, поучительные случаи из жизни именитых людей) и недалекого прошлого. Все это надо находить, изучать, бережно хранить и передавать новым поколениям.

Некоторые историко-культурные памятники (галереи петроглифов, древние некрополи, неолитические стоянки, рудники эпохи бронзы, археологические комплексы) и уникальные памятники природы (пещеры, гроты, небольшие водопады, необычные вершины гор и т.д.), по своей сущности, являются “экспозиционными залами музея под открытым небом”.

Наиболее интересные, доступные и безопасные для посещения археологические и природные объекты могут использоваться в целях археологического туризма. Для этого необходимо разработать тематические маршруты, предусмотреть возможности своевременного и успешного разрешения организационных проблем. Такая форма деятельности как посещение указанных памятников приемлема и для туристско-краеведческих кружков. В ходе однодневных выездов могут осуществляться не только ознакомление детей и подростков с объектами историко-культурного наследия, но и проводиться с ними практические занятия по освоению элементов топографии, обучению их умению ориентироваться на местности и технике пешеходного туризма, а также одновременно достигаться цели экологического воспитания подрастающего поколения.

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ КОКЕН-ТАУ

В суете повседневности, занятые решением различных жизненных проблем, люди мало задумываются об истории и истоках культуры родного края. И многим невдомек, что обитаемая издревле земля Восточного Казахстана богата материальными свидетельствами давно минувшей жизни людей каменного века, цивилизации земледельцев, животноводов и металлургов эпохи бронзы, оригинальной культуры ранних кочевников и номадов средневековья.

В ходе поиска и фотосъемок археологических памятников в Семейском Прииртышье краеведами обнаружено и поднято с поверхности земли немало находок в виде каменных отщепов, скребков и нуклеусов, пластинок, кремневых наконечников стрел и фрагментов разбитой керамической посуды, изредка – монет, относящихся к разным эпохам: дореволюционных российских, китайских – времен маньчжурской династии Цин и советских. Клеймо Кузнецовской фабрики, китайские иероглифы и изображение довоенного советского герба на донце некоторых разбитых чашек указывают на происхождение этих изделий. Встречаются иногда мотыги, зернотерки, обломки жерновов ручных мельниц и другие орудия труда, которые были изготовлены нашими предками. В предгорьях и горных долинах расположены могильные курганы, кое-где высятся менгиры, в некоторых гористых местностях можно найти высеченные на поверхности камней фигуры живых существ и схематические изображения каких-то объектов.

1Рис. 1. Кокентауский горный массив

 

Единственной местностью, где краеведы общества «Прииртышье» и члены клуба «Жер-Су» увидели наскальные рисунки, выполненные красной охрой, оказался Кокентауский горный массив. В горных долинах, расположенных к северо-востоку от величественной трехглавой горы Уш-айыр, букв. «Разделенная на три (вершины)», они нашли древнетюркские курганы с четырьмя намогильными изваяниями, фундаменты прежних строений, старое кладбище, каменные орудия труда и осколки, появившиеся в ходе их изготовления, фрагменты керамической посуды, обломки чугунных котлов и другие материальные следы обитания людей в этих живописных местах.

2Рис. 2. Одно из парных намогильных изваяний у кургана

 

На протяжении более километра обнаружены остатки фундаментов древних жилищ, указывающие на то, что в течение тысячелетий здесь жили и продолжают жить люди. И в наше время в разных местах близ горного массива расположены зимовки крестьянских хозяйств. Подъемный материал характеризуется большим разнообразием: среди них много каменных отщепов, встречаются скребки, нуклеусы, кремневые и бронзовые наконечники стрел, фрагменты глиняной посуды, а также металлические детали разных предметов и осколки фаянсовой посуды нового времени. При объезде северного предгорья краеведы сфотографировали некрополь эпохи бронзы. Сам вид захоронений свидетельствовал об их большой древности: над землей чуть выступали верхние края горизонтально расположенных каменных плит могильных ящиков с прахом людей, создателей андроновской культуры.

Вечными памятниками прошлой жизни остаются каменные фундаменты древних строений, вертикально установленные массивные камни и могильные курганы. К северу от трехглавой горы в скальных вершинах находится несколько гротов, образовавшихся в результате разрушения гранитной породы. В семи из них древними обитателями Кокен-тау были нарисованы петроглифы, степень сохранности которых обусловлена не только временем их появления, но и местом расположения, более или менее защищенным от воздействия природных факторов.

3

Рис. 3. Менгиры Кокен-тау

 

На камнях первого из найденных гротов можно увидеть поблекшие, местами трудно различимые изображения божеств или духов в виде схематически нарисованных фигур людей, стоящих в ряд, парами или отдельно; силуэт жертвенной лошади; прямоугольники и какие-то размытые формы. Когда-то пытались обновить изображения двух антропоморфных существ – это видно по нанесенному слою минеральной краски поверх прежних линий, образующих фигуры. Но для их полной реставрации у древнего жителя этих мест, видимо, не хватило охры.

Лучше всего рисунки сохранились на нижней стороне скального навеса. Прямоугольник, расчерченный параллельными линиями, по всей вероятности, обозначает жилище шамана или божества – шалаш в виде односкатной крыши, покрытый тонкими жердями.  Здесь же находится лосиха, отличающаяся по своему темно-сиреневому цвету от других петроглифов. Может быть, это изображение созвездия Большой Медведицы, ведь коренные народы Сибири четыре ярких звезды, образующие трапецию, представляли как ноги гигантского лося, вечно бегущего по небу.

В этнографической литературе, посвященной культуре коренных народов Сибири, встречаются сообщения, что одним из духов, связанных с шаманом, предстает мать-зверь, которая нередко выступает в образе лосихи. Согласно мифологическим представлениям небольшого тюркского этноса телеутов, на четвертом ярусе неба живет серая лосиха (Bos pulan) – мать зверей. Следовательно, древний шаман мог изобразить это мифическое существо среди антропоморфных фигур других духов и божеств. До сих пор не ясным остается значение контурного рисунка, напоминающего раскрытый почтовый конверт. Возможно это схематическое изображение жилого или ритуального строения в форме шатра.

4

 

Рис. 4. Часть петроглифов, изображенных на своде грота № 1

 

Исходя из характера рисунков, есть все основания предполагать, что расположенная у подножия грота площадка в далеком прошлом представляла собой специальное место для совершения жертвоприношений и камлания шамана. Здесь, в низине, у разведенного костра, в кругу сородичей он приносил в дар разным божествам и духам-покровителям посвященных им лошадей или других животных, призывал с помощью бубна или другого инструмента незримых помощников, отсюда его душа совершала нелегкий путь в мифические области: на разные уровни неба либо в подземное царство. Следует отметить, что на северо-западном берегу озера Жасыбай в Павлодарской области под скальным навесом были найдены схематически выполненные красной охрой фигуры людей, аналогичные тем, которые сохранились в первом гроте.

Существует предположение, что появление таких рисунков связано с развитием в эпоху неолита шаманского культа. Позже жертвоприношение и камлание могли происходить не только у священных гротов с рисунками божеств и духов, но и в других местах. Со временем небольшие галереи наскальных изображений были замещены портативной совокупностью рисунков, расположенных на шкуре, натянутой на обод шаманского бубна.

Старые композиции трансформировались в схему, отражающую небесный, срединный и нижний миры, в которых способна была перемещаться душа камлающего шамана. Среди рисунков, нанесенных на шкуру своих бубнов сибирскими шаманами, нередко встречаются стоящие в ряд антропоморфные фигуры, числом семь, иногда девять. Возможно, это изображение семи божеств, обитателей третьего яруса неба, и девяти духов предков, помогавших человеку.

5Рис. 5. Фундамент прежнего строения. На горизонте возвышается гора Уш-айыр

 

Невысокая скальная возвышенность у левого края подножия горы Уш-айыр таит малозаметный небольшой грот, на потолке которого имеются разные рисунки, нанесенные красной охрой. Некоторые из них, потускнев, оказались трудноразличимыми. Видны прямоугольники с короткими черточками, отходящими от боковых сторон внутрь, у других – черточки расположены снаружи. С левой стороны на потолке выделяется полностью закрашенный охрой силуэт птицы с распростертыми, направленными несколько вперед крыльями и широким хвостом. Можно предположить, что здесь изображена хищная птица, вероятнее всего орел, в момент его взлета.

В глубине грота на потолке видны хорошо сохранившиеся рисунки – несколько фигур каких-то животных, выполненных схематически, красными штрихами. Но особенно интересным оказалось изображение трехглавой горы, у подножия которой в виде смыкающихся дуг обозначены две скальные возвышенности. Справа от этой горы, как бы на переднем плане, находится контурный рисунок рогатого животного (горного козла или самки дикого барана) с высоко поднятой головой, обращенной к трем вершинам. Эта композиция, уже использующая такой прием как перспектива, свидетельствует об особом значении горы Уш-айыр, которая своими размерами и замечательной формой должна была почитаться священной.

В древности, по всей вероятности, полагали, что ее вершины были местом обитания горного духа – хозяина окружающей местности. В других гротах также имеются изображения антропоморфных духов, животных и каких-то строений. Можно предположить, что едва различимые рисунки были нарисованы в новом каменном веке, а рядом находящиеся фигуры, отличающиеся четкостью линий, выполнены позже – в эпоху бронзы.

6

Рис. 6. Священная трехглавая гора Уш-айыр и архар

 

Несмотря на то, что Кокен-тау представляет собой небольшой горный массив, его небольшие долины и предгорья хранят немало археологических памятников. Это обстоятельство, а также то, что указанные горы находятся относительно недалеко от города Семей, на расстоянии около 100 километров, способствовали тому, что краеведы, начиная с прошлого года, неоднократно посещали эту местность. Однако удалось исследовать относительно небольшую территорию, прилегающую к горному массиву с севера. Предполагается продолжить работу по дальнейшей разведке местности, поиску, фиксации и изучению археологических памятников Кокен-тау.

Археолого-краеведческий клуб «Жер-Су», созданный при Областном историко-краеведческом музее г. Семей, успешно продолжает свою деятельность. Задачами этого общественного объединения являются археологическая разведка, поиск и исследование древних артефактов, привлечение подрастающего поколения к изучению истории, культуры и природы родного края, пропаганда культурного наследия, воспитание чувства патриотизма у детей и подростков. Со дня образования клуба его членами совершено более 20 краеведческих поездок и 5 археолого-туристических экскурсий в сельские регионы области. По итогам поездок, осуществленных в Абайский, Бескарагайский, Бородулихинский и Жарминский районы Восточно-Казахстанской области были опубликованы статьи в местной прессе и проведена научная конференция с участием представителей средних общеобразовательных школ города.

87

Рис. 7 – 8. Грот № 1, расположенный с восточной стороны скалы. Площадка перед гротом с петроглифами.

 

Во второй половине октября 2012 г. в соответствии с планом проведения выездного семинара на двух автомашинах марки «Газель» отправились в Кокен-тау преподаватели истории средних общеобразовательных школ города Семей, сопровождаемые членами краеведческого общества «Прииртышье» и съемочной группой телекомпании СТРК «Казахстан–Семей». Сюда же прибыла группа членов клуба «Жер-Су».

Учителям истории и ученикам был показан грот с петроглифами, выполненными красной охрой, два надгробных изваяния у древнетюркского кургана и место обитания древних насельников. Недалеко от грота, в сухом русле, по которому весной стекают талые воды, был выкопан небольшой шурф. Среди гранитной дресвы в полуметре от поверхности земли обнаружен кусочек горного хрусталя, десятью сантиметрами ниже найден каменный терочник, чуть глубже – кремневый отщеп, примерно на метровой глубине нам попался скребок из кремня.

В первый день ноября группа краеведов вместе со съемочной группой СТРК «Казахстан-Семей», возглавленной тележурналистом Занариным Ф.В., направились в район Кокен-тау. Цель поездки – показать подросткам наиболее интересные археологические объекты, а также продолжить раскоп на месте закладки шурфа для определения глубины залегания материка. Учащиеся осмотрели петроглифы в гротах № 1 и 2, расположенных близ горы Уш-айыр, каменные изваяния женщины и девушки на одном из могильных курганов древнетюркского времени, приняли участие в работе по углублению шурфа. Несколько кременевых скребков, найденных в районе древнего поселения, переданы учащимся указанной школы, участвовавшим в краеведческой экспедиции, на память о посещении Кокен-тау.

Организация и проведение экспедиций, краеведческих выездов и археолого-туристических экскурсий имеют целью не только поиск, фотографирование, определение географических координат, описание и исследование археологических памятников, но способствуют приобщению подрастающего поколения к изучению истории и культуры нашего края и воспитанию бережного отношения к природе.

Заключение 

Вне всякого сомнение, что изучение биографии любого человека интересно, так как позволяет в то или иной мере увидеть время, в котором он жил, узнать о деталях социальных, политических и экономических обстоятельств, сложившихся в определенный период и к которым он имел прикосновение. Знакомство с биографическими фактами исключает влияния чьего-либо мнения и оценок. Именно неискаженные сведения из жизни конкретного представителя уходящей или давно минувшей эпохи позволяют накапливать знания, помогающие верно осмыслять ту обобщающую картину интересующей нас эпохи, критически относиться к сочинениям историков, политиков и социологов, позиция которых может быть субъективной, предвзятой или политически ориентированной.

Еще большее значение имеет знакомство с результатами общественной жизни человека, оставившего заметный след в истории и культуре края и даже страны. Кроме того, такое изучение неизбежно приводит к расширению кругозора через восприятие результатов его интеллектуальной деятельности, а также имеет нравственные последствия – его жизнь может быть примером подражания, воспитывать чувство патриотизма и стремление работать на благо народа. Таким человеком предстает перед нами рано ушедший из жизни талантливый тележурналист и увлеченный краевед Занарин Ф.В., благодаря деятельности большое число зрителей увидели и узнали много интересного о древней культуре, современности и природе Семейского региона.

  

Список использованной литературы

 

  1. Ф.В. Занарин – выдающийся краевед Семейского Прииртышья // Интернет-ресурс [сайт Vikiznaniye].
  2. Археологические и природные памятники Архатского горного массива // Музей как феномен истории и современности (17–19 мая 2011 г.) — Сб. материалов Первого международного форума музееведов в Казахстане. – Астана, 2011. – С. 9 –97.
  3. Древности Кокен-тау // Роль музеев на современном этапе и перспективы развития. – Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Павлодарского областного историко-краеведческого музея. – Павлодар, 2012. – С. 29–35.